Яблони в свечах

Яблони в свечах
В Москве открыт "Сад Памяти" на месте казней 20 762 жертв репрессий 1937 года.

Сотни людей с белыми гвоздиками и пылающими свечами спускаются в расстрельный ров. Он бетоном и мрамором пополам рвет яблоневый сад. Ров впервые с 1937 года раскрыт для доступа всех желающих войти в "Сад Памяти". Сад - мемориал в честь первых 20 762 жертв репрессий, расстрелянных с 8 августа 1937-го по 19 октября 1938 года на подмосковном Бутовском полигоне НКВД.

Каждая яблоня полуогорожена кирпичной кладкой. Она будто прорастающий стебель жизни.

- Это и есть главная идея сада, - ведет по нему настоятель храма Новомучеников и Исповедников российских в Бутове, протоиерей Кирилл Коледа, - визитом каждого человека сюда символически раскрывать расстрельный ров, засекреченный до 1995 года. Ведь ров находится как раз на уровне братских захоронений.

Коледа - внук расстрелянного на полигоне в Бутове священника Владимира Амбарцумова. Он приглушенно, чтобы не нарушать покой сада, говорит о чуде. Коледа считает загадкой появление яблонь. Их в 50-е и 70-е годы высаживали сотрудники КГБ СССР, у которых неподалеку был учебный центр и дачи. Поэтому, когда территория сада перешла в собственность храма, идея "Сада Памяти" возникла сама собой. И его создатели вздохнули с облегчением, когда установили, что сад растет на участке свободном от погребальных рвов.

- Нам предлагали, - рассказывает Кирилл Коледа, - увековечить каждое имя, каждую национальность, а здесь упокоены представители 70 народов, отдельно. Но мы, подумав, решили не перекапывать историю. Так сложилось, что на полигоне в Бутово - братское захоронение. И трогать его не в нашей воле.

Создатели "Сада Памяти" каждое имя жертв репрессий увековечили в мраморе рва. Данные об убиенных взяты из архивов КНВД-КГБ. Имена сгруппированы по датам расстрелов, а рядом - фамилии по алфавиту. Каждый шаг по рву - как гиря на ногах. Идти быстро не получается еще и потому, что имя, фамилия и дата рождения всех убиенных выгравированы на каждом сантиметре монумента. Его длина - 300 метров - при чтении имен перетекает в бесконечность. Высота - два метра, по мере погружения в ров отражается клочком неба. Оно, кажется, вот-вот захлопнется крышкой гроба.

- Это тяжелое, но нужное чувство, - говорит митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. - Оно позволяет нам никого не забыть, молиться об усопших и восстанавливать порушенные святыни.

Этими словами он начал освящение "Сада памяти". Продолжили его сотни людей. Они клали к расстрельному рву гвоздики, а у яблонь полыхали оставленные ими на осеннем ветру свечи.

- Здесь расстреливали крестьян, священников, бывших белых, а на в соседней "Коммунарке" советскую элиту - партийцев, военачальников, ученых, - говорит президент "Русского общественного фонда Александра Солженицына" Наталия Солженицина. - Тогда были заложены основы расколотого общества. Расколотым оно останется до тех пор, пока мы не начнем восстанавливать честную историю. Честная истории формирует единую нацию. А без единства и духовного целения простое экономическое возрождение невозможно.

Еще Солженицына говорила о том, что такие "Сады Памяти" помогают нам делать уверенные шаги в будущее. Ее слушали и те, кто стоял у расстрельного рва. И те, кто присел у яблонь, заставленных полыхающими свечами. А яблони в свечах слушали всех.

Справка "РГ"

Мемориальный центр "Бутово" создан в 2002 году при храме Новомучеников и исповедников российских в Бутово. В 2017 году здесь открыт "Сад памяти" - единственный в России сад-памятник, установленный на месте захоронения жертв массовых репрессий 1937-1938 годов.

Фоторепортаж: "Сад Памяти" на бывшем Бутовском полигоне НКВД

Текст: Владимир Емельяненко
Фото: Александр Корольков
Российская газета - Федеральный выпуск №7386 (220)

27/10/2017